«Я был страшным раздолбаем»

Саша Филипенко писатель не просто «модный», но переходящий в статус «известного». Он пишет скорее для young adults, но и подростком его книги можно рекомендовать (например «Бывшего сына«).

На днях он в ходе писательского турне заглянул в Минск и ответил на несколько вопросов для сайта Подросток.бел.

Каким подростком вы были?

Очень плохим. Страшным раздолбаем. С класса шестого учился очень плохо, из класса в класс меня переводили благодаря дипломатическим усилиям родителей и бабушки. А учился я в колледже искусств имени Ахремчика. На одного ученика там приходилось два воспитателя, так что беседовали с каждым, даже с раздолбаями. Бабушка очень хотела, чтобы я стал музыкантом. А я не хотел, и поэтому на экзамене по сольфеджио сдал пустой листик. Пришлось родителям срочно нанимать репетиторов, чтобы подготовить к поступлению в ЕГУ. И я умудрился написать белорусский на «десятку». А потом ЕГУ закрыли, я перевелся в Петербург, и началась совсем другая, взрослая жизнь.

Вы много читали?

В школе совсем ничего не читал. Книги меня интересовали только как место, где можно найти бабушкину заначку. Вместо книг была музыка, потому что в колледже мы музыку слушали постоянно, я и теперь могу различить концерты Рахманинова.

Главный герой пророческого романа "Травля" - виолончелист
Главный герой пророческого романа «Травля» — виолончелист

То есть в детстве ничто не предвещало, что вы станете писателем?

Ничто. Я сначала учился по классу виолончели (увидев наше оживление) Да-да, виолончелист из «Травли» взялся из моего детства! Меня вообще в музыкальную школу заманили, пугая 49-й школой, которая у нас была во дворе. Сказали: «Будешь играть на виолончели» Я не знал, что это, тогда мне объяснили, что Растропович на ней играет. Это меня убедило. Правда, я думал, что виолончель — это что-то типа лиры на чугунной ограде.

Ну, со школой понятно, а кроме школы?

А школа у меня была почти круглосуточно. Некоторые занятия (например «оркестр») начинались поздно, так что в школе я был с восьми утра до восьми вечера.

Вы часто ездите, много чего видите. Какие подростки за границей?

Ну, я не могу считать себя экспертом в этом вопросе… Но я вижу их на улицах, что-то читаю… По-моему, они гораздо свободнее, чем наши подростки. Их плавнее вводят в систему образования. Сначала не напрягают, они играют в футбол… И только класса с пятого их начинают погружать в обучение. Серьезная учеба и серьезный отбор начинаются только в колледже.

Если бы вернулись в подростковый возраст, что бы вы поменяли?

Ничего! Мне предоставляли полную свободу… в разумных пределах. Например, у нас был двор, замкнутое пространство, в котором мы играли. Была «дежурная мама», которая за нами поглядывала из окна и, если надо, спускалась и разгоняла по квартирам. Но никто над нами не трясся. Компания была разновозрастная: ребята постарше обходили квартиры и собирали пацанов для игры в футбол. Теперь я живу в центральной части Питера, а там дворов нет. Играть негде, да мне и страшно было бы отпустить ребенка одного.

А своему сыну, когда он дорастет до переходного возраста, вы дадите свободу?

Мне страшно… но я понимаю, что надо. Это естественно.

Добавить комментарий