В театр нужно ходить с родителями!

Подросток.бел разговаривает с Надеждой Белохвостик, редактором отдела культуры «Комсомольской правды в Белоруссии».

Очень странно, что мы поменялись местами, что писатели берут интервью у журналиста, а не наоборот. Но Надежда так хорошо знает и любит театр, ее так интересно слушать, что после разговора немедленно захотелось бежать в театральные кассы. .

Недавно мы прошерстили репертуар минских театров, попытались составить подростковую театральную афишу. А нужны ли вообще специальные подростковые пьесы? Как привести подростка в театр?

Начинать надо с детства, подросток не берется из пустоты.  Театр – самое благодарное для ребенка искусство, но только не специальный детский театр.

ТЮЗ ― это вообще порождение советской эпохи. В принципе, это чуждая театру вещь, это загубленные актерские и режиссерские судьбы.

А кукольный театр?

А вы посмотрите, что делают наши «куклы». Это самый продвинутый театр. И он не детский.

Даже Москва отказалась от специально детского театра (в их ТЮЗе нет ни утренников, ни сказок). Хороший спектакль интересен и детям и взрослым.

То есть специальные детские спектакли не нужны?

Нет, не нужны. Я вспоминаю, что нравилось моему сыну. Сын умолял меня не сдавать деньги на театры, которые приезжают в школу. Понимаете, нельзя портить вкус. Дети должны ходить на хорошие спектакли.

Когда-то моего сына в пять лет не пускали на спектакль Лелявского «История Снежной королевы, рассказанная ее самой», потому что там стоял ценз 12+. Я просто умоляла, чтоб пустили. А именно с этого спектакля и начался сын как художник. Он пришел домой, потребовал краски, бумагу и начал рисовать. Листов двадцать было разрисовано…

В отличие от литературы, театр ребенок воспринимает сразу, образами. Текст и сюжет в данном случае не главное.

На «Тристан и Изодьда» мы ходили раз одиннадцать, когда сыну было семь-восемь лет. А племянница малышкой была заворожена «Голубой розой» по Тенеси Уильямсу. Спектакль сложный, не каждый взрослый поймет. Но ребенок схватывает атмосферу.

А если не повезло с родителями, ребенок не вырос в театре? Приходит в школу, обязательный спектакль… Идти?

Категорически нет.

Андрей Федорович Андросик, когда был главным режиссером нашего ТЮЗа, перед каждым спектаклем объяснял зрителям, что: «ТЮЗ  ― это семейный театр».

Культпоходы ― это проклятье театров. Пригнали в театр класс, дети живут свой жизнью.  Светят лазерными указками в актеров, с балкона на сцену летят гайки. А ведь детей даже обвинить нельзя. Они не хотели сюда идти, они не знали, куда они идут, они не готовы воспринимать спектакль.

А вот сейчас, летом, в театры гоняли даже не классы, а летние лагеря. Это просто ужас! Они ничего не видят, ничего не слышат. Не забуду спектакль «Генеле» в кукольном театра – на сцене умирает девочка, а зал стоит на ушах,  работницы театра ходят вдоль рядов с длиннющими указками и «усмиряют» публику. Иначе до них не дотянуться.  И хотел бы посмотреть — не посмотришь. В такой обстановке даже неприлично сидеть и слушать.

А потом они говорят: «В театре скукота, нас водили с классом, нам не понравилось».

А давно в театрах появились культпоходы?

Появились в СССР, когда у театров появился план.

И ведь это касается не только детских спектаклей. На взрослые спектакли тоже профсоюзы распространяют билеты.

Я была на спектакле «Вяселле»  Купаловского театра через полтора года после премьеры. За это время они объездили все Европу, поставили на уши Францию. Это сложный спектакль, он идет всего полтора часа без антракта. Но через пятнадцать минут люди стали вставать и уходить рядами. Они не туда пришли.

Но сейчас снова кризис, и снова театры вынуждены  выживать,  не удивлюсь, если в репертуаре Купаловского появятся сказки…

Но в репертуаре Купаловского много спектаклей из школьной программы.

Но это не значит, что нужно классы гонять их смотреть, чтобы избавить детей от чтения обязательных произведений. Отправляясь в театр, нужно знать текст. Потому что спектакль ― это всегда интерпретация. Поверьте, меньше всего театр хочет ставить инсценировку школьной программы.

Но может быть, наоборот, чтоб заинтересовать текстом, можно сначала посмотреть инсценировку, возможно, современную интерпретацию известной пьесы?

Тогда точно читать не будут. Нужно знать текст, чтобы потом посмотреть спектакль и удивиться: «Ого! А вот, оказывается, как это можно было прочитать!».

Чеховской «Чайки» существует тысячи интерпретаций. Я ее знаю чуть ли не наизусть,  не помню сколько «Чаек» уже видела. Но впервые по-настоящему поняла и почувствовала монолог Заречной в спектакле Купаловского театра. Хотя, знаю, эту постановку многие считают спорной. Но для того, чтобы совершать такие открытия, нужно знать текст.

Но если ребенок может себе позволить прийти в театр, не думая о тексте, то почему подросток не может посмотреть Чехова и получить чисто эмоциональное впечатление от спектакля? Почему в этом случае он должен знать текст?

Мое мнение – для чистоты восприятия. Когда первый раз читаем какое-то произведение, мы сами «рождаем» образы героев,  характеры. Их потом можно сравнивать с теми, которые увидел на сцене или в кинозале. Иначе, мне кажется, человек, не только подросток, читая, будет видеть тех героев, которых ему придумал режиссер и актер. Разве у вас такого не бывало, когда читаешь книгу после того, как посмотрел кино по нему? Мне это мешает.

А если вернуться к подросткам. Нужно ли им что-то специальное?

У подростков нет специфических проблем. Нет специальных «подростковых» тем, есть общечеловеческие ценности. Что их волнует больше всего? Любовь, предательство, смысл жизни…

А театр как раз основан на чувствах. Театр ― это там, где есть любовь, страсть, предательство.

Если подросток начинает читать серьезную литературу, ему бывает тяжело продраться через текст. Он многого не знает или не понимает. А театр действует напрямую на чувства.

Но ведь этому тоже нужно учить? Воспринимать чувства?

Конечно. Не все это умеют. В театр ходит 6 процентов населения. И так было всегда.

В Минске 6 процентов ― это 90 000 человек. Их хватает для того, чтоб заполнить наши театры?

У театров есть план по заполняемости залов. Театры рыдают. Они вынуждены ставить коммерческие спектакли ― комедии, мюзиклы.  В областных театрах быстро обновляют репертуар. Часто режиссер и рад бы поставить что-то необычное, но понимает, что на такой спектакль соберет зал три раза. А потом все ― люди закончатся.

И что же делать?

К сожалению, экономическую систему в стране мы изменить не можем. Но мы можем хотя бы поменять отношение людей к театру.

Театр не для культпоходов.

А детям в театр нужно ходить с родителями.

 

Добавить комментарий