Учитель? Виновен!

В истории с увольнением учительницы, ученик которой чуть не утонул на каникулах, показательно все.

Мальчик падает в воду, мальчик чудом остается жив. И пока мы за него радуемся, его учительницу тягают по инстанциям и достают из нее душу. Не родителей, которые двое суток не искали ребенка. Нет, зачем их беспокоить?

То ли дело учительница!

Это же она отвечает за жизнь и здоровье «соповского» ребенка на каникулах. Кто ж еще?

— Ее никто не увольнял, она ушла по собственному желанию! — отвечают в РОНо.

Я пониманию ее и не осуждаю. Не все борцы. Она сейчас не хочет никого видеть и ни с кем разговаривать.

Но посмотрите, как красиво решилась проблема.

Мальчик чуть не утонул, это ЧП. Меры приняты, виновные наказаны.

Учительница уволилась, психолог и социальный педагог школы получили «ата-та».

Проблема решилась?

Понятно, что директор школы вся в белом, она отчиталась. Начальник Фрунзенского отдела образования — молодец, тоже отчитался.

Может быть мальчику стало лучше?

Он остался без любимой учительницы. И весь класс, который вообще ни в чем не виноват, тоже остался без учительницы А это третий класс, им только начали оценки выставлять. А они сейчас сидят на заменах.

Может быть мама мальчика перестала пить?

Учитель уволился, но «соповская» семья осталась. С ней начали как-то по-другому работать? И кто? Учителя, которые приходят на замену?

Психолог и социальный педагог теперь начнут писать бумажки в усиленном режиме, чтоб обезопасить себя на будущее.

И это одна «соповская» семья на школу? Это же так удобно — перевалить всю ответственность на школу, правда? Если что с ребенком случится — виноват учитель. С родителей что взять, они пьют себе и пьют. И еще нарожают, им не жалко, отвечает-то за все школа.

Если у государства есть пьющие граждане, и у этих граждан есть дети, то государство должно этих детей защищать.

Но объясните мне, почему этим должны заниматься учителя? У нас одно из самых высоких в мире количество милиции на душу населения. Может быть, это их работа?

У учителей педагогическое образование, но объяснять взрослой женщине, что пить нехорошо должен не учитель, а психолог и нарколог.

Учитель может пожалеть ребенка в школе, может помочь ему с уроками, может поговорить с родительским комитетом в классе и как-то этого ребенка поддержать, в театр его сводить или в кино, если туда идет класс, а родители денег не дают.

Но по семейному кодексу ответственность за жизнь и здоровье ребенка несут родители.

И тут же начинается шантаж.

Вот вы сейчас шум поднимите, и ребенка заберут из семьи, а дома ему в любом случае лучше!

Смотрите как красиво переводятся стрелки. Опять виноваты не родители, а те, кто шумят.

Это мы будем виноваты в том, что ребенка забрали из семьи.

Это мы, противные, хотим чтоб ребенку было хуже.

Администрации всех уровней сейчас всеми силами пытается замять скандал.

А я считаю, что шуметь надо, и вот почему.

Детей послали на картошку, девочку задавил автомобиль — виноват учитель. Ребенка сбила машина на пешеходном переходе — виноват учитель, ребенок забыл дома карту учащегося и его поймали контролеры — виноват учитель, ребенок на летних каникулах стащил что-то в магазине — виноват учитель…

Эту конкретную учительницу в школу уже не вернуть, она свой выбор сделала.

Но в стране очень много семей, которые стоят на учете. У нас второе место в мире на количеству употребляемого алкоголя на душу населения. Все, абсолютно все учителя, в классах которых учатся эти дети, сейчас будут жить под дамокловым мечом.

И чиновникам сейчас нужно не крайних искать и прикрывать себя отчетами о «решенном вопросе», а понять, что вся эта схема о якобы заботе о проблемных детях не работает.

Эта работа — не зона ответственности учителя. Единственное, что он может и должен сделать — если есть подозрения, что ребенка бьют, если родители пьют, если за ребенком не следят — передать сведения в социальные службы, и дальше, это уже их работа.

А дальше, если государство на самом деле хочет помочь детям, нужно работать со взрослыми людьми, лечить их, разгонять притоны в квартирах, трудоустраивать, выводить из запоев, создавать группы поддержки…

Я уже прямо слышу, как мне говорят, что «не в нашей стране» и «все равно у нас так никогда не будет».

Но в этой истории уже случилось одно чудо — мальчик остался жив.

Может быть, и еще одно случится? Например, в управлениях образования начнут думать?

Или я хочу невозможного?

Добавить комментарий