«Синие киты». Мнение профессионалов

И снова о «синих китах», «группах смерти» и настоящих причинах подростковых самоубийств.

Нас тут начали обвинять, что мы подгоняем факты под свое видение. Что игнорируем чужое мнение, если оно не совпадает с нашим.

Серьезные обвинения.

Поэтому вот вам мнение людей, которые давно и профессионально работают с подростками-суицидниками.

Это большой семинар под названием «Суициды в подростковом возрасте. Чем может помочь школьный психолог?».

Ведущие: Алексеева Ирина Алексеевна (человек со специальным образованием и огромным практическим опытом работы в кризисных и посттравматических состояниях) и ее ученик и коллега Зыков Андрей Валерьевич.

Семинар идет долго: первая часть 45 минут, вторая еще 45, третья почти час. Не у всех найдется лишних два с половиной часа — хотя оно того стоит, поверьте — поэтому я подготовил даже не конспект, а очень краткий список озвученных мыслей. Часто это даже не цитаты, а идеи в сухом остатке. И сопроводил некоторыми комментариями.

Первая часть

До 9 минуты идет вступление, в котором ничего нового я не услышал. Разве что узнал, что в российских школах массово уволили психологов, потому что те не смогли предоставить убедительных доказательств, что они не зря едят свой хлеб (без комментариев).

Потом начали говорить Ирина Алексеевна и Андрей Валерьевич.

О роли СМИ

«Ситуация со средствами массовой информации никуда не годится», потому что они:

  • «создают туман», то есть совершенно искажают картину происходящего.
  • привлекают внимание детей к тому, к чему привлекать не нужно.

Обсуждая первый пункт, ведущие отметили, что в последние лет шесть Россия входит в лидирующую тройку стран по уровню подростковых суицидов. А послушать сми, так это только что началось. Кроме того, в очередной раз задали вопрос, откуда взялись взбудоражившие людей цифры о «лавинообразном росте подростковых самоубийств», которые озвучила главная защитница детей г-жа Кузнецова. Данных на Росстате по этому поводу нет.  Пока про «лавинообразный рост» знает только наследница Астахова. Алексеева может оперировать лишь косвенными данными: например, в сельской местности суицидов гораздо больше, чем в городах. Если бы были виноваты «группы смерти», то смертность была бы выше в «интернетизированных» городах, а не на селе.

АЖ: Вот тут — сравнение уровня суицидов по регионам России. И снова: чем выше проникновение «ВКонтакте», тем ниже уровень самоубийств. Нелогичненько.

Второе воздействие СМИ — привлечение внимания к «синим китам» — еще опаснее. Благодаря психованным журналистам «группами смерти» начинают интересоваться даже 9-10 летние, которые раньше знать не знали. Не просто знать, но и привыкать. Привыкание снижает страх перед самоубийством, соответственно, повышает его риск. Кроме того, давно описан «синдром юного Вертера» — серия суицидов, которые вызваны популярным литературным произведением или шумихой в СМИ.

Поэтому ВОЗ постоянно говорит об «взвешенном отношении к освещению суицидов в СМИ»:

Другие эффективные меры включают ответственное освещение самоубийств в СМИ, при котором не допускается делать из самоубийств сенсации и подробно описывать используемые способы, а также раннее выявление и ведение психических расстройств и расстройств, вызванных употреблением психоактивных веществ, в отдельных сообществах и особенно работниками здравоохранения.

В общем, когда кто-то предложил запретить СМИ освещать суициды, ведущие ответили, что это было бы здорово. Потому что «первые статьи на эту тему совершенно непрофессионально написаны, а выдаются за мнение эксперта». Но запретить нереально. Но можно хотя бы не показывать своим детям телевизор. Вообще.

АЖ: Роспотребнадзор начал разрабатывать «Рекомендации по особенностям освещения в СМИ информации о случаях самоубийства», вот проект. На мой непрофессиональный взгляд, правильный и своевременный проект. А вот тут собраны адекватные статьи про «синих китов», которые помогут восстановить равновесие. 

Цели и мотивы суицидов

Эту часть семинара ведущие начали с того, что есть очень большая путаница. Суицидальное поведение часто путают с самоповреждающим поведением подростков.

В суицидальном поведении важен мотив: или убить себя, или с помощью угрозы смерти добиться чего-то. Очень часто причина — отчаянное одиночество. Они не хотят умереть, они не хотят так жить. Количество суицидов увеличивается во время экзаменов. Очень часто в школах для одаренных.

Самоповреждающее поведение (беганье по крышам, самопорезы и пр.) преследует совсем другие цели: попытка заглушить эмоциональную боль физической, недовольство своим телом, попытка почувствовать себя живым и т.д. Без смерти.

Работать с суицидниками и «самоповреждающимися» подростками надо по-разному. Кроме того, путаница вредна и с практической точки зрения. Заметят у подростка селфхарминг — и к психиатру. А потом у него защитный барьер вырастает, психолог не может пробиться.

Особенности суицидального поведения подростков

Главное отличие подростков от взрослых суицидников — много импульсивности и аффекта. Поэтому часто трудно предугадать суицид.

Основные причины самоубийств у подростков:

  1. Проблема отношений между родителями и детьми.
  2. Проблемы в школе (особенно буллинг).
  3. Отношения между полами.

И снова ведущие возвращаются к СМИ, «Почему так плохо со СМИ? Там все время подмена реальных проблем на иллюзорные типа групп смерти».

Вторая часть

Экзистенциальная составляющая подросткового суицида

Да, есть и такая составляющая. Лет в 10 человек знает о смерти, но не верит в ее окончательность. К 18, иногда, к 20 годам представление о конечности жизни у него формируется. Но это время — с 10 до 18 — время поисков, мистификаций, игр со смертью. Но! В Европе ведь те же экзистенциальные причины, а подростки почему-то совершают самоубийства в 4-5 раз реже, чем у нас.

По ходу стали возникать вопросы. Например, «А может быть, что с собой чаще кончают те, у кого нет перспектив в жизни?». Ответ: «Есть такая гипотеза. Но ведь часто суицид совершают очень успешные дети из элитных школ! Тут скорее страх до планки не дотянуться».

На вопрос «Но ведь в СССР было гораздо меньше суицидов?» Ирина Алексеева достаточно эмоционально рассказала о своем личном опыте работы в клинике в СССР — и сделала вывод, что вся советская статистика недостоверная. Хотя, вполне возможно, что сейчас суицидов и больше, чем в СССР. Но сравнивать нужно не с СССР, а с современной Европой.

Почему у нас хуже, чем там?

  • эмоциональное насилие в школе
  • разные возможности подростков
  • там гораздо больше программ поддержки подростков
  • в Европе — жесткая борьба с насилием в семье
  • у нас — очень жесткая школа, которая не предполагает альтернатив и очень негативно давит на семью
  • в России почему-то очень верят в наказание. Удивительная вера, что наказание приводит к позитивным результатам
  • у нас нет ценности человеческой жизни, зато долго воспитывалась ценность героической смерти

Вопрос: «Можете что-то посоветовать родителю, который узнал, что его ребенок в «группе смерти»?»

Ответ: «Могу. Нужно, чтобы с этим ребенком кто-то поговорил«.

Затем Алексеева почему-то заговорила о плюсах «групп смерти» (да, минусов гораздо больше, но есть и плюсы). Благодаря им мы получили возможность узнавать, у кого из детей суицидальные мысли. Еще раз: шпионить за ними в Сети бессмысленно, но могут прийти друзья и рассказать. Тут, правда, есть этическая проблема: настучать или нет?

Диагностика

Эмоции подростков меняются очень быстро. Это одна из причин, по которым не работают тотальные опросники, массовое тестирование. Все эти массовые опросы недостоверны, изменчивы и в какой-то мере вредны. Там вопросы подталкивают подростков к мыслям о суицидах. Толку никакого. И вообще, все эти тесты нужны психологу, чтобы не соприкасаться с клиентом.

Важно отслеживать эмоциональную атмосферу в классе. Нужна обратная связь с детьми (например, ящики для анонимных вопросов — но дети должны знать, кому персонально пишут, и обязательно получать ответы). Учителя нужно учить замечать эмоциональное состояние детей. Кабинет психолога должен стать доверительным местом.

Какие критерии суицидального поведения? Резкие изменения настроения ребенка. Был нелюдимым, стал общительным — повод для тревоги. Учителя литературы могут помочь, читая сочинения: если есть диалог с учеником, учителя услышат. Ведь русслит весь проникнут разговорами о смерти.

И снова — о напрасном обвинении только «групп смерти». Ведущая рассказала о недавнем примере: девочка покончила с собой якобы из-за «синих китов». Начали разбираться: у нее недавно умерла мама; девочка жила у родственников, с которыми плохие отношения; она подвергалась кибербуллингу… А виноваты только «группы смерти». 🙁

Кстати, снова упоминали онлайн-службу психологической помощи подросткам «Твоя территория». Рекомендовали.

Профилактика

Два основных направления:

  1. Профилактика причин (особенно буллинга)
  2. Помощь детям, которые говорят о смерти. Но говорить нужно не только про его суицидальные мысли. И вообще с подростками очень полезно разговаривать. Не лекции читать, не воспитывать – а разговаривать.

Причина суицида – одиночество. Нужен другой человек, которому доверяешь.Борьба с реальной суицидальной опасностью не дело школьного психолога. Если возникло подозрение, что опасность реальная, нужно сообщить администрации, родителям и обратиться к специалистам кризисного центра.

В крайнем случае, если опасность очень реальная и прямо сейчас подросток грозится выйти из окна, включается закон «О психиатрии» — вызов неотложки и немедленная принудительная госпитализация. Но сначала стоит попытаться договориться с родителями. Не просто предупредить, а предупредить под запись.

Часть 3

Тут речь шла о конкретных проблемах и путях их решения для школьных психолог. Если вы работаете на этой должности — просмотрите от начала до конца. Для остальных предлагаю дайджест отдельных идей и высказываний.

  • Подросток чаще откроется постороннему, чем родителям
  • О профилактике (не только суицидов): массовые пугалки скорее во вред
  • Есть дети, которые играют в эту игру на другой стороне («Дельфины» и другие «антикиты»). Это так же опасно. Они все равно включены в игру со смертью, у них тоже снижается антисуицидальный барьер.
  • Учителя в ВК создают группы, общаются с учениками, но иногда слишком раскрываются (или сами подростки). Нужно держать границы.
  • Упадет интерес к «синим китам»— уйдут и группы. Где готы? Где панки? Остались отдельные представители, а массово их нет.
  • Не нужно разделять демонстративный и истинный суициды. Тут лучше перестраховаться.
  • Не надо смотреть фильмы про суициды и обсуждать их. Надо смотреть кино про жизнь.
  • Невозможно психологу проконтролировать жизнь другого человека, чтобы отвечать за суицид. Если что-то в школе произошло, не поддаваться панике, не искать виновных.
  • Очень плохие изменения в закон (УК РФ, ст. 110.1) Раньше было понятное «доведение до суицида», а теперь добавили «склонение». То есть поговорил психолог на эту тему с подростком — и это уже можно интерпретировать как «склонение».
  • Когда приходит к психологу родитель, первый вопрос — есть ли контакт с подростком. Исходя из ответа и строится дальнейшая работа.

Выводы

Для себя я сделал три вывода:

  • В соответствии с требованиями ВОЗ сми должны заткнуться
  • Школьный психолог может что-то сделать, но в острых случаях должны работать узкие специалисты в контакте с родителями.
  • С подростками нужно разговаривать в режиме диалога. Постоянный контакт — почти панацея.

Но лучше посмотрите видео сами. Возможно, у вас появятся свои выводы.

И еще: если предоставите компетентное альтернативное мнение по поводу подростковых суицидов, если покажете профессионала, который доказывает исключительную роль «синих китов» в подростковых самоубийствах, буду очень признателен.

Но, пожалуйста, мнение должно быть компетентным, то есть исходить от профессионала, от практикующего кризисного психолога, у которого есть опыт работы с подростками-суицидниками. Все прочие мнения можете засунуть себе в Твитер.

P.S. Много важного сказано в документе ВОЗ под названием «Предтвращение самоубийств: глобальный императив«. Но он, к сожалению, немного устарел, все данные не моложе 2012 года.

Добавить комментарий