Подростки и секс. Что мы боимся узнать?

Катя Кацман ― израильский семейный психотерапевт и сексолог.
С 2006 года занимается частной практикой, проводит лекции и семинары для родителей.

Мы уже брали у Кати интервью, но у нас остались вопросы для второго.

Катя, что делать родителям, если к ним в спальню вломился ребенок, а они в это время занимались сексом?

Зависит от того, какого возраста ребенок вломился. Если мы говорим про малыша до 6-7 лет, который, возможно, вообще еще не знает про половой акт, мы обязательно должны остановиться, прервать процесс,  и выйти к ребенку. Накинуть на себя что-нибудь, чтоб выйти в приличном виде, и понять, что ребенок увидел и понял. Посмотреть, не напуган ли он. Ведь ребенку, который не знает об интимной жизни, может показаться, что кто-то кого-то обижает. Это может быть очень травматичная ситуация просто в силу непонимания того, что происходит.  Поэтому нужно обнять ребенка, успокоить, если дело происходит ночью, вернуть его в кроватку, если днем, то вернуть его к его деятельности. Если это время, когда ребенок бодрствует, то с ним нужно остаться и уже дальше быть с ним. Если это время ночное, то спокойно уложить ребенка спать. Главное, видеть, что он спокоен, что он не перепуган, что для него сейчас не произошла никакая трагедия.

Если мы говорим про ребенка постарше, про подростков, которые знают, что такое секс, то нужно категорично сказать: “Дверь закрывается с обратной стороны!”.

Если вы чувствуете, что ребенку нужна экстренно ваша помощь, то выйти к нему – это нормально. Но если ребенок подросток, то сначала он должен услышать категорично: “Вышел!”.

Ребенку потом будет очень некомфортно. Если он понимает, что там был секс,  когда вы столкнетесь утром за завтраком, вам всем будет неловко. И тут уже ответственность родителя — сказать, что: “Окей, ты сегодня зашел, но давай мы все-таки договоримся, что перед тем как зайти к нам в комнату ты стучишься. Ровно как и мы, родители, стучимся перед тем как зайти в твою комнату, соблюдаем твою приватность, так мы мы рассчитываем на то, что можем ждать этого от тебя“.

То есть никакого дополнительного разговора с подростком уже не требуется?

Мы исходим из того, что с подростком этот разговор уже состоялся. И что он в курсе того, что существует интимная жизнь, и зачем она нужна.

Если разговора еще не было, то да, надо рассказывать, что между папой и мамой есть секс. Все зависит от того, что ваш ребенок знает. Но об этом мы говорили в предыдущем интервью.

Если вы в разводе и у вас периодически бывают сексуальные партнеры, стоит ли говорить об этом с ребенком-подростком?

Это всегда большая дилемма. И у мамы, и у папы. И если ребенок остается у папы на выходные, а у папы новая подружка, это тоже проблема. И в какой момент знакомить?

Стоит ли знакомить с сексуальным партнером и только ли он сексуальный, или мы по жизни еще пересекаемся, ходим в кафе и берем его с собой на какие-то детские праздники.

Это не должна быть череда партнеров. Если подружки или друзья меняются как карусель, это может быть не плохо и не хорошо, но это пример, который мы даем ребенку.

Если же мы видим, что отношения серьезные, что это не просто сексуальный партнер, если есть какие-то отношения вне, то нужно получить разрешения второй стороны и познакомить с ребенком.

Если каждую неделю знакомить ребенка с новым другом или подружкой, то у ребенка в голове будет большая путаница.

Ваш подросток сообщил вам, что он нетрадиционной ориентации. Что делать?

Это очень непросто. Но тут надо понимать, что в наших странах к этому разное отношение.

Мы говорим, что нужно это  принять (это не лечится) и сказать: «Окей, да, это неожиданно, но мы твои родители, мы хотим, чтоб ты был счастлив».

Не надо говорить, что «возможно, у тебя было мало девочек или мало мальчиков, а попробуй еще, а у меня вот как раз знакомая девочка или хороший мальчик». Примите то, что говорит вам ребенок.

Возможно, это вообще его способ проверить границы с вами, но, скорее всего, он уже все проверил и все для себя решил прежде чем пришел вам это сообщить.

Спросите, в чем ему нужна ваша помощь? Нужна ли?

У нас, в Израиле,  есть разные центры, именно для подростков, которые сомневаются, которые проверяют свои границы.

Хочет ли он, чтоб вы помогли ему туда съездить? Нужно ли его туда направить? Чтобы он пообщался с ребятами, которые тоже думают и сомневаются.

Самое главное в этой ситуации ― дать максимальную поддержку ребенку и принять то, с чем он пришел.

Тут нет момента для сомнения «что мы сделали не так» или «какие мы родители, где мы упустили» или «в три года соседка отдала платье, я его на тебя померила, и вот поэтому»… нет, мы ничего не проверяем, мы не ищем причину ни в себе, ни в ребенке, мы принимаем это как факт.

А в принципе возможна ли такая ситуация, что девочка просто решила эпатировать?

Имеет место быть. Но уповать на это не стоит.

Почему мы, родители, реагируем так неспокойно? Потому что рушатся наши надежды, потому что мы предполагали одну историю, когда ребенок родился, а не складывается. Мы понимаем, что это пойдет в разрез с принятыми социальными нормами, мы понимаем, что ребенку, может быть, придется столкнуться с элементами дискриминации, и поскольку мы сами не можем с этими переживаниями справиться, мы собираемся обвинить ребенка или отрицать то, что он сказал.

У девочек, по статистике, чаще опыт гомосексуальных связей, чем у мальчиков, в силу любопытства и в силу того, что такой сильной гомофобии по отношению к лесбиянкам нет. Так что у девочек чаще бывает не желание эпатировать, а именно эксперимент, желание попробовать, полюбопытствовать.

У мальчиков гомосексуальные связи с позиции любопытства встречается гораздо реже.

Что делать, если вы увидели на стене в социальной сети у дочки провокационные фото? Вмешиваться ли?

Да. Конечно, вмешиваться. Если это что-то, что было оставлено (он вышел в сеть с вашего компьютера и не закрыл страницу) или выставлено публично, обязательно нужно поговорить.

Насколько это может привлечь к ребенку людей, которые могут его использовать, насколько это провокативное поведение?

Мы должны понимать, что провокативное поведение у ребенка, будь то одежда или действие, эксгибиционизм, то есть обнаружение себя, — это крик о помощи.

Поэтому начинать нужно не с «наездов», не с того, что «ты плохой мальчик» или «проститутка», не с обвинений, а с разговора:

― Что с тобой происходит? Почему ты это выставляешь? Чьих реакций ты ждешь? Если это направлено на конкретного мальчика, то почему это делается публично? Кого ты хочешь привлечь? Какие реакции ты получаешь? У тебя 400 френдов, кто эти люди?

Надо показать истории, которые гуляют по сетям, когда взрослые люди, прикрываясь подростковыми фотографиями и ложными аккаунтами, общались с подростками, заставляли их делать фотографии. А как только появляются откровенные фотографии и видео, начинается шантаж. И ребенок боится сообщить об этом родителям.

Нельзя идти к ребенку с «наездом», посыл должен быть «я здесь» «я с тобой». И нужно объяснить, насколько это может привлечь нехороших людей, не только педофилов, но и людей, которые будут использовать это в корыстных целях.

Очень часто наезжают на подростков, мол, они читают всякую порнографическую гадость. Но у них гормональный бум и вроде как простительно. Но откуда такой оглушительный успех «50 оттенков серого» среди  взрослых. Почему?

На эту тему можно говорить отдельное большое интервью, но если лаконично, то это сублимация фантазий. Фантазий о насилии, фантазий о доминировании, это, в принципе, фантазия, которая очень многим присуща. И присуща как подчинение, и как доминанта. Сегодня потребление BDSM-порно, то есть порно садо-мазо, если смотреть по трафику, больше всего используется,

Тут можно много говорить, потому что растет степень возбуждения и все время хочется чего-то большего, больше возбудителей, но это уводит разговор немного в сторону.

А книжка, кроме того, что она принесла сублимацию фантазий, она сделала это очень красиво. Это не литературное произведение, это не психологическое произведение, но автор обставила фантазию очень красиво ― красивыми вещами, богатыми атрибутами.

В книге много доминирования, но не забыта и «забота после».

Настоящие BDSMщики считают книгу абсолютно «ванильной» и говорят, что она не имеет ничего общего с BDSM, но она дала очень многим людям легитимацию фантазировать и не бояться. Озвучивать свою фантазию. После этого вышла целая серия эротических продуктов, «взрослых игрушек» с логотипом серии.

Книжка показала, что это может быть с каждым из нас.

Даже в самых открытых, не пуританских, обществах, тема BDSM все равно вызывает приподнятую бровь и ухмылочку.

В психиатрических книжках до недавнего времени это считалось патологией.

И только сейчас получило легитимацию. Это могут быть очень богатые и успешные люди. Да, очень травмированные, у каждого героя своя травма детства и очень непростая история, пока они не пришли к этим отношениям, они нашли зеркальное отношение своих травм, там много всего, но глобально, по жизни, они нормативные люди.

Справка:

Что такое BDSM?

BD (Bondage & Discipline — неволя и дисциплина, воспитание) — бондаж (связывание, ограничение подвижности) , дисциплинарные и ролевые игры, игровое подчинение, унижение, наказания;
DS (Domination & Submission — доминирование и подчинение) — неигровое господство и подчинение; отношения, в которых в результате предварительной договоренности присутствует неравноправие партнеров;
SM (Sadism & Masochism — садизм и мазохизм) — садомазохизм; практики, связанные с получением удовольствия от причинения или переживания физической боли.

В русский язык аббревиатура транслитируется как БДСМ (произносится БэДэЭсЭм) .
Смысл англоязычного термина BDSM вовсе не совпадает с русскоязычным понятием «садомазохизм» , поскольку являет собой гораздо более широкий спектр понятий и практик.

Добавить комментарий