Молодые не знают про репрессии Сталина

BBC со ссылкой на совместное исследование ВЦИОМ, Музея истории ГУЛАГа и Фонда Памяти сообщает:

Выснилось, что о политических репрессиях известно почти трем четвертям россиян — 75%. Среди молодых людей 18-24 лет, однако, осведомленных значительно меньше.

«Слышу об этом в первый раз», — ответили 46% опрошенных в возрасте 18-24 года.

Подростков не опрашивали, но легко предположить, что там дело обстоит еще хуже. Таблица результатов (см. выше) выглядит красноречиво.

Но еще больше пугает вот эта таблица:

Вот, на всякий случай, правильные цифры:

По данным созданной в правление Никиты Хрущева комиссии, в 1921-1953 годах в СССР подверглись репрессиям 25-26 млн человек.

Примерно 17 млн прошли через ГУЛАГ (каждый десятый из них умер в заключении), семь миллионов были раскулачены и депортированы.

С августа 1937-го по ноябрь 1938 года НКВД арестовал 1,55 млн человек, из которых 1,34 млн были осуждены и 682 тысячи расстреляны. Казнили в среднем по 1,5 тысячи человек в день.

За семь предвоенных лет в лагеря и тюрьмы в СССР было отправлено около шести миллионов человек. «Врагов народа» и уголовников среди них было примерно по 25%, а 57% составляли посаженные за опоздания, испорченную деталь, невыполнение обязательной нормы трудодней и другие подобные проступки.

Подростковые писатели чувствуют проблему (искажение фактов в общественном сознании), поэтому сейчас одна за одной появляются подростковые книги, посвященные сталинским репрессиям: «Сталинский нос» Евгения Ельчина, «Сахарный ребенок» Ольги Громовой, «Полынная ёлка» Ольги Колпаковой, «Дети ворона«и «Краденый город» Юлии Яковлевой

6 Comments

  1. Видимо, школьная программа по истории в России, как и у нас, не уделяет серьезное внимание проблеме репрессий. Но разве учителя не должны говорить правду (а не «полуправду») об этом историческом периоде на своих уроках? Для этого всегда найдется время.

      1. Да, интересная тема — позиция учителя в ситуации, когда историческая правда умалчивается .

  2. Но если учитель знает про дилемму Достоевского о ребенке, замученном во имя наступления царства всемирной гармонии, и знает о миллионах реально замученных во имя того же «царства», если он все это пережил, переболел и на рациональном, и на эмоциональном уровне, то недопустимо не передать этой жестокой правды поколению, рожденных в 21 веке. Разумеется, в деликатной форме.

    1. Вот тут мы с еще одной системной проблемой сталкиваемся: программы по литературе и истории хронически рассогласованы.
      Потому что о моральных дилеммах, мне кажется, нужно не на истории говорить, а на литературе.
      Но было бы классно, если бы по истории прошли репрессии, а по литературе — параллельно! — «Один день Ивана Денисовича».

  3. Еще более классно,если бы у учителей истории было нормальное гуманитарное образование, т.е, чтобы шедевры мировой литературы, связанные с историческими темами не только фактологически, но и с сопутствующими нравственными проблемами, были в методическом багаже учителя. Тогда историк, говоря о большевистском перевороте 1917 г и последующих событиях, перевоплотившись в учителя литературы, непременно упомянет или вставит сюжет, к примеру, из «Бесов» Достоевского. Наша системная проблема — недостаточное университетское образование.

Добавить комментарий